Периодичность эпидемий редких болезней

Учение об эпидемии и движущих силах эпидемического процесса

Если взять более редко встречающиеся болезни (например, сибирская язва, сап, столбняк, бешенство и т. д.), дававшие в течение года 1 заболевание на 50 000 — 100 000 — 500 000 жителей, то ясно, что не может быть и речи о какой-либо постоянной периодичности в заболеваемости этими болезнями. Инфекции, встречающиеся более часто (например, брюшной тиф, дизентерия, сыпной тиф, малярия), дают в течение года самое большее одно заболевание на 50 — 100 — 1 000 — 5 000 жителей. Если проследить уровень заболеваемости подобными инфекциями за целый ряд лет, то поражает скорее постоянство показателей заболеваемости, повторяющихся из года в год, чем периодичность в ходе эпидемического процесса.

Однако условия окружающей среды (особенно в области социальной жизни общества) не остаются неизменными. Поэтому когда какой- либо фактор внешней среды (например, усиление вшивости в годы неурожая или хозяйственной разрухи, попадание инфекции в воду вследствие повреждения водопровода и т. д.) вызывает на многолетней кривой повышение заболеваемости в 1,5 — 2 или более раз, то нет никаких оснований думать при этом о проявлении закона периодичности, так как наблюдающиеся колебания заболеваемости объясняются другими причинами. Так, например, на кривой сыпного тифа можно без труда прочесть всю социальную историю нашей страны (1892-1893 гг. — исторический голод в г России, 1899-1903 гг. — экономический кризис, 1905 г. — русско-японская война, 1909 г. — разгул реакции и эпидемии сыпного тифа в переполненных тюрьмах, наконец, невиданный подъем сыпнотифозной пандемии в послевоенные годы), но очень мало оснований увидеть в этой кривой проявление закона периодичности. Равным образом на гамбургской кривой брюшного тифа за 95 лет, обычной для многих европейских городов в XIX веке (подъем в середине столетия, постепенное снижение во второй половине XIX века, завершающееся резким падением после постройки в 1892-1893 гг. нового водопровода), к нетрудно различить 5 водных эпидемий, приходящихся на 1825,1845, 1861, 1866 и 1886 гг. и являющихся яркими предвестниками классической водной эпидемии холеры 1892 г. Вопреки этому Башенин в той же кривой находит проявление 20-летней периодичности эпидемий брюшного тифа. Кстати сказать, нигде в мире такая периодичность при брюшном тифе не наблюдается.

Против подобной, совершенно необоснованной теории периодичности эпидемий всех инфекционных болезней следует бороться самым решительным образом. В этом отношении критики такой теории правы; однако они впадают в другую крайность, отрицая вообще, всякую возможность периодической смены подъемов и снижений в ходе эпидемического процесса при любых болезнях.
Итак, периодичность эпидемических подъемов существует у инфекций дыхательных путей, но ни при каких других инфекциях это явление не существует и существовать не может, потому что нет такой движущей силы, которая могла бы периодически в сходные отрезки времени усиливать заболеваемость этими инфекциями. Для этих эпидемий есть другой закон: оставаясь в общем на характерном для данной инфекции и данных исторических условий уровне, эти эпидемии обнаруживают иногда неравномерность своего течения. Это наблюдается тогда, когда в социальной жизни общества развиваются процессы, способные изменить активность фактора переноса инфекции, являющегося самой существенной движущей силой всякого эпидемического процесса.

Здесь уместно упомянуть о широко известных наблюдениях Топлея, Вебстера и других авторов, работавших с помощью метода «экспериментальной эпидемиологии» и наблюдавших течение эпизоотий кишечных инфекций на мышах (мышиного тифа, пастереллеза), содержавшихся в общей клетке. Применяя в различных вариантах подсадку отдельных зараженных животных к ранее здоровому стаду, а также свежих' мышей к зараженному стаду, авторы установили ряд закономерностей, удивительно напоминающих те явления, которые наблюдаются в течении эпидемий инфекций дыхательных путей у людей. Так , внесение зараженных мышей в клетку со здоровым стадом приводит очень скоро к поголовному заражению стада с развитием эпизоотии и с последующей иммунизацией всех переживших экземпляров, от чего эпизоотия прекращается; систематическая подсадка свежих животных в постоянном количестве и в определенные промежутки времени влечет за собой постепенное нарастание заболеваемости, достигающее степени эпизоотии, сменяющейся снова периодом спорадической заболеваемости; если процесс подсадки продолжается и далее, эпизоотия повторяется периодически через определенные промежутки времени и т. д.

Многие авторы склонны в этих закономерностях усматривать «универсальные законы эпидемиологии», которые будто бы могут быть применяемы ко всем человеческим инфекциям. Между тем, как это можно видеть из предыдущего изложения, даже к кишечным инфекциям людей эти закономерности не приложимы. Сходство в картине хода эпидемий при инфекциях дыхательных путей у людей и движения кишечных инфекций у животных легко объясняется тем, что механизм передачи кишечных инфекций у мышей в клетке (фекальное загрязнение корма в общих кормушках и т. д.) по существу равноценен и приводит к тем же результатам, какие наблюдаются у людей при инфекциях дыхательных путей (капельная инфекция). Таким образом, «эпидемиологическое» сходство инфекций дыхательных путей у людей и кишечных инфекций в опыте на мышах является следствием сходства соответствующих механизмов передачи.

«Реакции иммунитета
Общее понятие об источниках инфекции»



Powered by CWC